Жизнь

Простите нас, мамы

Представить не могу и не выскажу даже, сколько досталось моей Маме за три последних года после переворота.

У меня растут две доци, и я даже в самом страшном кошмаре не могу вообразить, что бы я чувствовала, если б на них, как на меня, была объявлена настоящая публичная охота режима, ‘патриотов’, прокуроров, лгущих журналистов…

А она терпит, во всем поддерживает и улыбается. 

Сила моя. 

Любовь моя, Васильевна!

Мы в неоплатном долгу перед мамами. 

И нам всегда есть за что просить у них прощения.

Простите нас, Мамы.